Среди лесистых ХОЛМОВ

Среди лесистых ХОЛМОВ, отделяющих Западную Чехию от Баварии, затерялся городок Побежовице. Немцы называют его Ронш-перг. Здесь работал учителем музыки знаменитый чешский композитор Бедржих Сметана. Здесь же отлита знаменитая статуя Яна Непомука, украшающая Карлов мост в Праге.

Уединенное имение Куденхове-Калерги — один из тех средневековых замков, которые растут словно сами собой, как вековые деревья. Красные крыши на башнях, увитые плющом стены трехметровой толщины, выдержавшие не одну осаду.

Неподалеку — охотничий домик с камином и люстрой из оленьих рогов над круглым столом. На стенах головы вепрей, хотя новый хозяин — убежденный противник любого насилия. Он даже не разрешает детям играть в оловянных солдатиков. Не говоря об охоте.

При нем замок превращается в оазис космополитизма. Секретарь графа — баварец, камердинер — армянин, управляющий — чех, гувернер детей — албанец. Здесь бок о бок работают турки, словаки, венгры, поляки и немцы. Частые гости — политики, философы, местный раввин, священник католического прихода, студент-мусульманин из Индии. Замок должен унаследовать старший сын Иоганн, поэтому он учится говорить по-чешски. Рихарду положены семейные поместья в Венгрии — так что отец-полиглот, знающий 16 языков, включая русский, общается
с ним на венгерском. Через день в доме говорят по-японски, а «рабочие» языки — французский и английский.

За стенами замка царит совсем другая атмосфера. На западе, в десяти километрах, проходит государственная граница между Австрией и Германией. На юге, всего в пяти кило -метрах, — языковая граница, отделяющая немецкий мир от славянского. Юному Рихарду кажется нелепым то, что на обычной прогулке его могут остановить таможенники и потребовать, чтобы он предъявил какие-то бумаги и что-то «задекларировал».

В Европе его родина повсюду. По отцовской линии он ведет свою родословную от брабант-ских крестоносцев. Много веков назад род разделился на несколько ветвей — фламандскую, английскую, французскую и богемскую. Богемские Куденхове породнились с греческими аристократами Калергис, чьи корни — в древней Византии. Рихарду нравится вращать массивный глобус, стоящий у письменного стола. И находить «родные места» везде. «Когда мой взгляд падал на Японские острова, я вспоминал о Кихати и Йонне, наших дедушке и бабушке… Большим зеленым пятном, отделявшим Японию от Европы, была родина моей второй бабушки — Россия, которой в течение сорока шести лет управлял канцлер Карл Нессельроде, ее двоюродный дед. Австрия, Чехия и Венгрия были мне, разумеется, хорошо известны, как и Германия, лесную границу с которой мы часто пересекали во время прогулок. Из Голландии вел свое происхождение род Куденхове. Бельгия была их страной в течение ста лет… И земной шар казался мне маленьким и тесно связанным с нашей разветвленной семьей».

Leave a reply

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>